Добробаты сдают оружие, но не складывают его

Опубликовано: 27.09.2019

Недавно трое из "последних могикан" согласились сдать полиции оружие. Это чеченский батальон имени Шейха Мансура, ОУН и 8-й батальон Украинской добровольческой армии Дмитрия Яроша. По крайней мере так представил события бывший замглавы Национальной полиции Вячеслав Аброськин, похвалившийся трофеем в  10 тонн боеприпасов. О том, что эти формирования должны покинуть зону ООС, было заявлено в октябре прошлого года, но, как видим, процесс затянулся. И не факт, что он завершится в ближайшее время. 

"Мы никуда не делись, мы вернемся на фронт"

Лидер добровольческого батальона ОУН Николай Коханивский не очень доволен публичными откровениями Вячеслава Аброськина.

- Не знаю, кому это было нужно. Наверное, самому Аброськину. Он доказывал свою необходимость, а все равно пришлось увольняться, - прокомментировал для "КП" в Украине" Николай Коханивский. - На самом деле батальон никуда не делся, мы вернемся на фронт, потому что война с Россией обязательно будет. Нас преследуют, гоняют, но мы нужны Украине, и если сдали какое-то оружие, то не сложили его.

О том, чем сегодня заняты его бойцы, Коханивский говорит уклончиво:

  - Считайте, что происходит ротация. 

И соглашается, что, "если родина позовет", будут воевать за нее самостоятельно, как и раньше, а не в составе регулярной армии.  

Источники в националистических кругах утверждают, что ОУНовцы сдали только тяжелый арсенал, а легкое вооружение унесли с собой. Собственно, как и другие добробаты, которые позволили Вячеславу Аброськину попиариться напоследок полицейской карьеры. 

Однако факт, что в составе ОУН Коханивского осталось уже немного людей. 

"Никаких социальных гарантий нет"

Добровольческие батальоны вписали много страниц в новейшую историю Украины. В 2014 году, как гласит официальная информация, они первыми вышли на восточные рубежи АТО для отражения атак. Обратной стороной медали стали грабежи, мародерства, насилие и самосуды над мирными жителями, которых зачисляли в сепаратисты. 

С приходом в АТО регулярной армии и наведения относительного порядка в серой зоне боевой пыл добробатов утратил прежний смысл. Одни вернулись в мирную жизнь, другие остались из идейных соображений. Силовики понемногу начали добробатов "прижимать". Во-первых, Минские соглашения требовали разоружить незаконные военизированные формирования, во-вторых, само их существование составляло риски. 

- Я и еще несколько моих друзей перешли на контракт в Вооруженные силы. Скажу откровенно, что в добробате было лучше. Там нет этих идиотских нарядов, покраски заборов, наглых командиров, - рассказывает 24-летний Игорь Н., бывший боец "Правого сектора". - Либо воюешь, либо отдыхаешь, когда затишье или отпуск. Но никаких социальных гарантий нет - стаж не идет, статус УБД получить - целая проблема. Если повезет и доживу до пенсии, в биографии окажется "дыра". 

Также бойцы добробатов жаловались, что военные использовали их для полузаконных операций - отправляли в разведку, на диверсии, провокации. Если был успех, он доставался СБУ или армии. А провалы списывали на "дилетантов".

"Если президента интересует"

- Время добробатов на фронте, к сожалению, прошло, - говорит бывший боец добровольческих батальонов, а ныне офицер Вооруженных сил Елена Белозерская. - Последние годы это была агония. Нам все время приходилось прятаться. Было даже такое, что хлопцы приезжали на передовую в багажниках автомобилей ВСУшников.

Последнее сильное наступление на добробаты было предпринято после переформатирования АТО в ООС. В июле 2018 года командующий Операцией объединенных сил (ООС) Сергей Наев в одном из интервью заявил, что люди, не входящие в состав официальных силовых структур, не имеют права носить оружие и находиться в зоне боевых действий. Однако на открытый конфликт не решились пойти ни армия, ни Служба безопасности. Формально заявивший об отходе своей Добровольческой армии от передовых рубежей Дмитрий Ярош тем не менее оставил своих людей под Мариуполем. Правда, это была далеко не армия, а небольшая группа, которая стерегла оружие.

После "атаки Аброськина" Ярош повторно заявил в Фейсбуке, что переводит свои войска в систему территориальной обороны и доложит о своем решении главнокомандующему Владимиру Зеленскому… "если его это интересует". 

Реакции от президента пока не последовало.

- Я думаю, что в формировании территориальной обороны стоит учесть опыт таких военно-патриотических организаций, как добровольческие батальоны, - считает директор по развитию консалтинговой компании Defense Express Валерий Рябих. - Но это должно быть вписано в общую стратегию и приведено в соответствие с законодательством. 

Последнее составляет самую большую проблему: как втиснуть в закон то, что незаконно.

Самораспускайтесь и - в военкоматы

- Мы остаемся на фронте, продолжаем воевать и не намерены уходить с позиций, - говорит спикер "Правого сектора" Артем Скоропадский. - Много раз обсуждалась идея присоединения Добровольческого украинского сектора к ВСУ, но понимания нет. У нас слаженное боевое подразделение, есть свой командир Андрей Стемпицкий. Мы готовы стать отдельным полком или резервной армией. Но нам отвечают: самораспускайтесь и приходите наниматься на контракт через военкоматы. 

В "Правом секторе", который базируется сейчас в районе Авдеевки, признают, что находятся на "сером положении", но условия Генштаба принять не хотят.

- Мы действуем слаженно с военными, мы не наступательная сила и не могли бы воевать одни. Но контактируем не на уровне Минобороны, а на уровне командиров бригад, - говорит Артем Скоропадский.

История учит

Военные могут объяснить, почему не принимают условия добробатов: есть риск самостоятельного принятия решений, за чем последует разброд и шатание.

- В 1917-1918 году из-за этого Украина не смогла получить государственность. Было несколько армий, несколько атаманов, каждый шел, куда считал нужным, и в итоге терпел поражение, - говорит бывший замначальника генерального штаба Игорь Романенко. 

Эксперт также вспоминает трагедию Иловайска, где несогласованность между добробатами частично сыграла свою роковую роль. 

- И это касается всех силовых структур, которые принимают участие в операции. Потому и перешли от формата АТО к ООС: командующий должен быть один.

Если Минские соглашения будут реанимированы, судьбу добробатов так или иначе придется решать до конца. По мнению военных экспертов, этим должен заняться Совет национальной безопасности и обороны.   

Самые известные добробаты

Добробаты сдают оружие, но не складывают его
 

"Азов" 

Создан в мае 2014 года на основании движения "черные человечки", киевских ультрас и ряда активистов Майдана. В сентябре 2017 года переформирован в полк, в ноябре формально принят в состав Нацгвардии. У "Азова" своя отдельная база, свой тренировочный полигон, свои рекрутинговые центры.

Добробаты сдают оружие, но не складывают его
 

"Айдар" 

Создан в мае 2014 года по инициативе бывшего коменданта "Самообороны Майдана" Сергея Мельничука. После конфликта Мельничука с властями в 2015 году был переведен в состав Сухопутных войск как 24-й отдельный штурмовой батальон.  

Добробаты сдают оружие, но не складывают его
 

"Донбасс"

Создан в апреле 2014 года под руководством Семена Семенченко как народно-добровольческий отряд. В июле переформирован в батальон оперативного назначения Нацгвардии и спецроту 24-го батальона территориальной обороны. В январе 2015 года часть бойцов перешла в Вооруженные силы. 

ДУК "Правый сектор"

Добробаты сдают оружие, но не складывают его
 

Сформирован в июле 2014 года как независимое добровольческое вооруженное формирование из представителей националистического движения. Поныне не входит в состав ни одной из государственных силовых структур.

Добробаты сдают оружие, но не складывают его
 

"Торнадо" 

Создан на основе расформированного за мародерство добровольческого батальона "Шахтерск" как отдельная рота милиции. Расформирован в июне 2015 года за грабежи, насилие в отношении мирного населения. Командир Руслан Онищенко и 11 бойцов добробата выслушали судебный приговор.