Директор Школы леди: о звездной болезни "пацанок", их изменениях и поддержке участниц после проекта

Опубликовано: 25.05.2020

25 мая на Новом канале состоится финал 4-го сезона реалити "Від пацанки до панянки". На данный момент в проекте остались четыре участницы: Юля "Бандитка" Чигринец, Настя "Мивина" Иваненко, Вика "Боксерша" Алехина и Женя "Батюшка" Мазур. О том, как на протяжении съемок реалити-шоу менялись "пацанки" и удалось ли им избавиться от агрессии, мы решили поговорить с директором Школы леди Татьяной Мокриди.

"Пацанки сейчас проходят испытание славой"

- Татьяна, что вы можете сказать об участницах? Как они изменились и над чем им стоит поработать?

- Можно стать победителем проекта (согласно формату ею может стать одна участница), а можно стать победителем по жизни. Для себя я выделила двух девушек - по моему мнению, победила не одна участница. Но жизнь покажет, кто нашел правильную дорогу и смог измениться. Одно дело быть победителем проекта, когда тебе помогает огромная команда людей, поддерживают психологи, а другое дело - выйти в реальную жизнь. Самое сложное испытание девушки проходят сейчас, а именно испытание славой. Сейчас можно наблюдать за тем, как растет количество их подписчиков в Инстаграме, как они становятся объектом внимания, в том числе и рекламы. У них есть возможность заработать легкие деньги благодаря проекту.

Мне кажется,  этот период самый сложный – ведь можно остановиться в развитии,  а можно полученные знания использовать, чтобы добиться еще большего успеха. Я наблюдаю за тем, как ведут себя девушки в соцсетях. Поведение отдельных девушек меня беспокоит, пугает и настораживает, а некоторых радует. Есть девушки, которые ушли намного раньше, не дошли до финала, но сделали правильные выводы, стали работать над собой и изменились в лучшую сторону. Даже неделя пребывания на проекте может изменить человека. Главное - желание, трудоспособность и цель. Мне кажется, что они уже победили. Я искренне желаю девочкам быть победителями по жизни. Они все очень юны и стоят на пороге взрослой жизни. Мне очень хочется, чтобы в жизни они совершали поменьше ошибок.

- Вы сказали, что следили за соцсетями девушек. Появилась ли у некоторых из них звездная болезнь?

- Я думаю, некоторые девушки с этой болезнью пришли на проект, и проект, возможно, еще больше ее усугубил. Но пусть поиграются, пожонглируют звездами. Слава очень быстрая,  это как комета, которая пролетела - и все. Можно же по-разному прославиться. Можно пройти голой по Крещатику, и о тебе узнают. А можно выиграть во всемирной олимпиаде или в шахматном турнире. Мне хотелось, чтобы сегодня они жили так, чтобы с годами потом не было стыдно вспоминать, как они прославлялись в соцсетях.

- Кто именно из участниц, по вашему мнению, приходил за пиаром? В чем их главная проблема?

- Я не хочу называть фамилии, потому что это будет тоже пиар, ведь я же профессиональный пиарщик. Все употребляют слово "пиар", но единицы знают, как этим пользоваться. Пиар ведь тоже бывает разный. Можно вляпаться в историю, а можно в нее войти. Мне бы хотелось, чтобы ученицы Школы леди вошли в историю – стали прототипами новой сказки о современной Золушке.

- Многие девочки были агрессивными. Удалось ли им справиться с агрессией? Есть результаты?

- Думаю, что изменения увидела не только я, но и зрители. Когда участницы пришли на проект, было даже сложно с ними говорить, привлечь внимание к чему-либо. С первоклассниками, наверное, и то проще работать. Изменения видны: если вы возьмете съемки первой недели и на балу – это большая разница. С коллегами и командой проекта мы больше всего поражались, как менялись их лица. Они становились какими-то просветленными, кожа стала чище. Это результат того, что они не употребляли алкоголь и наркотики. Агрессии стало гораздо меньше благодаря пребыванию в Школе леди, работе с психологом Натальей Борисовой, которая с ними работала 24 часа. Думаю, девушкам еще не раз в жизни придется обращаться к психологу, они должны научиться справляться со своими проблемами и делать выводы исходя из своего прошлого. Мы помогали это делать. Теперь главное, чтобы они шли в правильном направлении.

Директор Школы леди: о звездной болезни "пацанок", их изменениях и поддержке участниц после проекта
Претендентки на победу в проекте "Від пацанки до панянки" (слева направо): Юля "Бандитка" Чигринец, Вика "Боксерша" Алехина, Женя "Батюшка" Мазур и Настя "Мивина" Иваненко. Фото: Пресс-служба.

"Покидала съемочную площадку из-за неуважения участниц"

- В одном из выпусков вы говорили про Вику Алехину, что у вас было желание взять ее за ухо и вывести за двери Школы леди. Как вы себя сдерживали? Ведь иногда участницы вели себя по-хамски по отношению к вам.

- Были случаи, когда я покидала съемочную площадку. Ни один преподаватель ни в одной школе не будет продолжать урок, если к нему проявляют неуважение и его не слушают. Да, у меня было такое желание. Мне кажется, что Вика сделала определенные выводы. Мне хочется, чтобы она их просто не забывала.

- Все-таки как вы себя в такие моменты держали в руках? Ведь не все могут сдерживать свои эмоции.

- Да, не каждый справится (улыбается). Наверное, леди должна держать лицо, это одно из главных правил. Я успокаивала себя, возвращалась, поскольку понимала, что у каждой за спиной очень сложная история, холодящая кровь. Я должна им помочь, пока они находятся рядом со мной. Не могу сказать, что было легко, но я это сделала.

- Наверное, сложнее всего вам было в начале проекта.

-  Я говорила, что первая моя реакция, когда я их увидела – это неприязнь. Не могла понять, как юные девушки смогли докатиться до такой жизни при сегодняшних возможностях. Во время более близкого знакомства с историей каждой из них наступал момент, когда мне хотелось просто их по-матерински обнять. Бывают моменты, когда я чувствую их настроение в соцсетях. Я им пишу сообщения, спрашиваю "как твои дела, как настроение?".

- Какая реакция у них на ваши сообщения?

- В основном реагировали хорошо. Когда о тебе кто-то заботится и спрашивает, "как ты", кто может на это плохо отреагировать. С некоторыми девочками сложились доверительные отношения, до сих пор с ними переписываюсь. 

- Какие-то советы просят у вас?

- Есть несколько девочек, которые спрашивают мое мнение. Они еще находятся в состоянии понимания себя и своих желаний. Планы на жизнь у них меняются очень быстро. Мало у кого из них есть четкое понимание, чего они хотят. Они думают, экспериментируют, сначала хотят одно, а потом совершенно другое. До сих пор находятся в поиске себя. Мне хотелось, чтобы у них появилась цель, к которой они четко бы шли.

"Жалела, что отпускала участниц"

- Вы плакали, когда проект покидала Катя Устинова. Чем она вас так тронула?

- Она меня тронула своей детской искренностью. В большинстве своем участницы плели интриги, дружили против кого-то, "переобувались", чтобы быть рядом с лидером. А Катя была по-детски непосредственной натурой. Она хороший человек, но еще маленький, ей нужно учиться. Кате 18 лет, но мне всегда казалось, что ей лет 12-13. Я с ней общалась, как с маленьким ребенком. Она поразила меня абсолютно кристальной искренностью. Это большая редкость в современном мире.

- Не жалели, что ее потом отпустили?

- Я жалела каждую неделю. Чем больше ты проводишь с ними время в Школе, тем тяжелее их отпускать. Моя б воля, я бы практически никого не отпускала. Были случаи, которые выводили из себя, но  Катю мне искренне жаль. Мне хочется, чтобы в ее жизни никогда не было алкоголя, чтобы #Канарейка пела только от счастья.

Директор Школы леди: о звездной болезни "пацанок", их изменениях и поддержке участниц после проекта
Татьяна Мокриди назвала Катю Устинову самой искренней участницей проекта. Фото: Инстаграм.

- Так, а какая конкретно ситуация вас вывела из себя?

- Я не люблю хамства, дерзости, ненавижу обманы, когда человеку уделяешь много времени, а он делает вид, что это ему не нужно. Не люблю тратить время зря. Такие девушки были. Их было мало, и они рано ушли.

- У себя в Инстаграме вы запустили челлендж, чтобы участницы прошлись с книгой на голове. Какая цель флешмоба? Чтобы они стали женственнее?

- Я мама 7-летних двойняшек. Девочки находятся на карантине, и, понятное дело, что им скучно. Несмотря на свой маленький возраст, некоторые фрагменты из серий они видели. У дочек есть даже свои фаворитки. Как-то я зашла в комнату и увидела, что они играют в леди – ходят красиво с книжками на голове. Они мне говорят: "Мама, как ты думаешь, а твои "пацанки" так смогут?" Я их засняла. Какого-то подвоха, цели, плана у меня не было. Бывают удачные экспромты. Вот девчонки меня спросили, я подумала: а почему бы не запостить? Ведь реально же интересно.

В ТЕМУ

- Как карантин изменил жизнь директора Школы леди?

- Леди уехала в село (смеется). У моего мужа мама живет в деревне возле Киева. Мы часто бывали на выходных в селе, но теперь в основном находимся там. Я делала и раньше эту работу, но сейчас ее стало еще больше. Это сад, цветы, огород, но при этом остаются книги, музыка, кино, дистанционное обучение детей, красивые обеды и ужины с букетами цветов.

Директор Школы леди "Від пацанки до панянки" Татьяна Мокриди: Лед тает, и так происходило у меня с проектом